Возраст счастья

Актриса Елена Ксенофонтова говорит, что чувствует себя гораздо красивее и увереннее, чем в 20 лет. Дети, работа, друзья — сегодня она абсолютно довольна своей жизнью.

В новом сериале телеканала СТС «Отель» ваша героиня Элеонора, владелица бутик-отеля Eleon, получит, вероятно, собственную историю и еще больше власти, чем в «Кухне»?

Не совсем так. Элеонора передаст бразды правления племяннику, но продолжит контролировать ситуацию. Моя героиня наведывается в отель неожиданно и зачастую застает его обитателей в не самые подходящие моменты. Собственно, пока это все, но создатели сериала говорят, что Элеонора должна активно развернуться во втором сезоне. Истории об отелях позволяют создавать множество комедийных ситуаций… Да, и главное — дают возможность менять жанры. Все-таки на съемках «Кухни» мы ограничены бэкграундом самой кухней. Именно она задает и стилистический, и жанровый тон. А в «Отеле» персонажей и вариантов развития событий больше. Тут каждый день происходит что-то новое, и нам не нужно ходить по кругу. Можно сделать и черную комедию, и мелодраму. Думаю, сценаристы к этому придут. А уж какие там новые герои обаятельные — берегитесь, девочки!

Два года вы активно снимались в «Кухне», на очереди — минимум 2 сезона «Отеля». Насколько вам комфортно работать в сериальном ритме? Успели ли сродниться со съемочной группой?

Большая часть команды «Отеля» работала на проекте «Кухня», правда, есть и новые люди, например, у нас другой оператор. Но в целом это отлаженный механизм, поэтому мне достаточно комфортно — и с командой, и с графиком съемок. У нас все бесконфликтно и ненавязчиво. Просто всегда с надеждой смотришь на сценаристов — может быть, они придумают что-то новое? Хочется интересных поворотов, тем более что героиня вполне к этому располагает. И конечно, меня очень волнует, как примут наш новый проект зрители.

У вас двое детей, оба в непростом возрасте — удается ли уделять им достаточно времени?

Я — мама, это мое удовольствие и счастье. Стараюсь все свободное время проводить с детьми, не хочу ничего пропустить. Тем более что и сын, и дочь проходят сейчас этапы становления, когда важно абсолютно все. Тимофей — подросток, у него гормональная перестройка, его кидает в разные стороны. Он сейчас нуждается в моем понимании и поддержке, пожалуй, даже больше, чем пятилетняя дочь. Хотя и она тоже без внимания жить не может: не дай бог, если мама не приедет уложить ее спать. Я, конечно, стараюсь делать это, но бывают и ночные смены, и переработки, а сейчас добавились репетиции 2 спектаклей… Но стремлюсь успевать все: хожу на родительские собрания, однажды даже участвовала в детсадовском утреннике в роли… Карлсона.

Есть ли моменты, когда вы принадлежите только себе?

Когда наряжаю новогоднюю елку. Дело в том, что я — коллекционер: собираю кукол и елочные украшения. У меня несколько тысяч игрушек, вряд ли еще у кого-то в нашей стране есть такое собрание. Я придумываю наряды для елок — каждой создаю свою концепцию. Для меня это священнодействие, наряжая елку, я расслабляюсь и медитирую. Могу повесить игрушку и неделю смотреть на нее с разных ракурсов, а потом перевесить, потому что пазл наконец сложился. В обычном доме под Новый год одна елка, у меня их не меньше десяти.

Выставка, которую вы готовите, тоже выросла из этого увлечения?

Идея сделать такой проект принадлежит моим друзьям. Но я очень инертна, собирать игрушки — одно, а организовывать выставку — совсем другое. Несколько лет дальше разговоров дело не шло, хотя нам предлагали площадки и в Пушкинском, и в Бахрушинском музеях. Но мне хотелось более современного формата — необычного пространства, в котором параллельно с выставкой проходили бы и какие-то вечера… Сейчас мы близки к завершению поисков. Меня убеждают, что в рамках проекта у посетителей должна быть возможность не только увидеть игрушки, но и приобрести их. Наверное, это правильно. Нe знаю, смогу ли расстаться хотя бы с одним украшением. Я одержима ими. Даже подбила подруг придумывать и мастерить игрушки. Несколько штук сделала сама — и они тоже будут на выставке. Когда в доме дети, обойтись без разбитых и сломанных игрушек невозможно… Конечно. Мне всегда ужасно жалко украшение, и я тихонько плачу над ним в уголке. Но это не повод сердиться на детей и не наряжать елку!

С вашей страстью более или менее понятно, а чем увлекаются дети?

Сын смотрит много фильмов и в кинотеатрах, и на компьютере. Ему нравятся мифология и история. И Тимофей, и Соня знают английский. Дочь довольно разносторонний человек: она занимается балетом, очень музыкальна… Мы с ней постоянно что-то придумываем, например, «день библиотеки». Дочка становится библиотекарем, а мы, чтобы получить от нее книжку, должны отвечать на вопросы, танцевать или читать стихи.

Кстати, о книгах. Что читаете детям?

Я показываю, что мне было интересно в их возрасте, но не настаиваю. Потому что все мое детство — это сплошные навязывания. Я считаю, чем свободнее ребенок — тем лучше. Единственное, что действительно нужно, — это говорить ему, как сильно ты его любишь. И только иногда уверенно, но ненавязчиво направлять.

Есть ли вещи, на которых вы пусть мягко, но все-таки настаиваете?

Да, на соблюдении режима. Считаю, что ребенок должен спать днем; без тихого часа Соня уже к семи вечера становится невменяемой. Тимофей спал днем, даже когда учился в первом классе. А вот борьбу с гаджетами, к сожалению, проигрываю. Сыну не даю в школу ни смартфон, ни планшет, но они без проблем находятся у его одноклассников. На переменах дети сидят уткнувшись в экран. Пыталась говорить об этом с другими родителями, но меня не поддержали. С Соней, думаю, продержусь еще год (до школы).

Практически круглосуточная работа, дети… Где вы берете силы и как боретесь с неизбежным стрессом? Это неравный бой. После 40 лет на внешности отражается все и сразу. Понервничала или не выспалась — жди мешков под глазами и тусклого цвета кожи. Когда хочу себя порадовать, иду на массаж лица (очень это люблю). Стараюсь много спать ночью и по возможности днем. Хотя бы 20 минут. И конечно, важно отношение к себе и окружающему миру: мы порой слишком бурно реагируем на события, которые не стоят наших переживаний. Надо себя беречь.

Что для вас изменилось с возрастом?

Я себе сейчас очень нравлюсь. Не испытываю ни малейшего желания снова стать 20-летней. Тогда я толком не знала себя, стеснялась своей женственности… Поняла и полюбила себя как раз к 40 годам. Кстати, в этом мне помогли дети.

Чем же?

Соня еще даже не говорила, но уже могла изобразить перед зеркалом 15 эмоций в секунду: как она плачет, как смеется, как удивляется. Именно такой открытости миру и способности приятия себя взрослым очень не хватает. Поэтому мне мои морщины дороги, они рассказывают, что я чувствую, как живу, о чем грущу. Сегодня я в абсолютной гармонии с собой, мне есть что предъявить миру как женщине и как актрисе. Есть чем поделиться.